Репортаж
В павильоне №34 «Космос» вовсю готовятся к открытию центра «Космонавтика и авиация». Все экспонаты уже расставлены, развешаны и закреплены на своих местах. О десяти самых необычных рассказывает главный редактор журнала «Новости космонавтики», академик Российской академии космонавтики им. Циолковского Игорь Маринин.

ПОДБОРКА УНИКАЛЬНЫХ ДВИГАТЕЛЕЙ ГЛУШКО

Глушко, конечно, человек выдающийся, как и Королев. Он создавал первые ракетные двигатели еще до войны, в 30-е годы. Их тогда ставили на самолеты, на истребители, чтобы самолет мог взлететь и оперативно кого-то догнать. Глушко сделал двигатели для ракеты-носителя самого первого нашего спутника. И Гагарин летал на «Востоке» с его двигателями, и на «Союзе» тоже все двигатели его. А в 1974 году Глушко возглавил РКК «Энергия» и создал ракету «Энергия» — не двигатель, а целую ракету! Но вот в 1960-е годы у него случился конфликт с Королевым, и считается, что из-за этого накрылась наша лунная программа. Королев решил делать суперракету Н-1 с кислородно-керосиновыми двигателями, а Глушко считал, что такие мощные двигатели надо делать на гептиле. А гептил взрывоопасный и, вообще-то, ядовитый. Королев возразил: если такая бандура, вся заправленная гептилом, вдруг взорвется, то не только от пилотов, но и от Казахстана ничего не останется. В общем, не договорились. Двигатели сделало самарское КБ Кузнецова, у которого не было большого опыта в этом деле. Вот они и взрывались. А Глушко в это время разрабатывал гептиловые двигатели для ракеты «Протон» (правда, сначала он тоже очень плохо летал). Позже, уже в 70-е годы, после смерти Королева, Глушко пересмотрел свою позицию и сделал самые мощный в мире кислородно-керосиновый двигатель РД-170. Сделай он его на 15 лет раньше, мы бы заткнули американцев за пояс, лунная программа была бы наша. Но, увы, сложилось иначе.

Вообще Глушко испытывал и придумывал массу разных двигателей. Их у него целая линейка, десятки. Причем многие в серии не пошли, а кое-что стоит на межконтинентальных баллистических ракетах, на морских ракетах, и об этом мы вообще ничего толком не знаем.

ДВИГАТЕЛЬ РД-170

Вот это как раз двигатель Глушко для его ракеты «Энергия». Кислородно-керосиновый двигатель. До сих пор он считается самым мощным в мире. 20 миллионов лошадиных сил. Тяга на земле — 740 тонн, в вакууме — 806 тонн. Это значит, что один двигатель может поднять 740 тонн. А ведь на ракету ставили четыре штуки.

Первый пуск РД-170 был в 1987 году. На него поставили 100-тонный военный модуль с лазерным оружием на борту. В космосе должны были с этого модуля отстреливать что-то типа «тарелочек» и по ним стрелять из лазерного оружия. Но запуск произошел неудачно — модуль сориентировался неправильно, вместо разгона сработал на торможение и затонул в Тихом океане вместе с лазерным оружием. Потом РД-170 ставили на 100-тонный «Буран». А когда уже окончательно отладили, стали ставить на ракеты «Зенит». В принципе он такой мощный, что непонятно, что с ним сейчас делать. Непонятно, откуда взять столько груза. Хотя в какой-то момент придумали его «распополамить», вместо четырех камер сгорания сделать две и продавать американцам под названием РД-180.

«ЛУНА-17»

Есть у нас такое НПО им. Лавочкина — в 1965 году Королев передал туда всю свою межпланетную программу, потому что просто не справлялся, у него не хватало технических возможностей. В то время в его КБ пытались отрабатывать мягкую посадку на Луну, и ни одна станция у них не села нормально — то есть они долетали до Луны и разбивались о поверхность. В общем, Королев передал все в НПО им. Лавочкина: разработки по венерианским станциям, марсианским станциям, лунным станциям… И в январе 1966 года умер. А ровно через месяц, в феврале, удалось посадить первую лунную станцию — «Луна-9». Она прилунилась и передала почти полную панораму, картинку с места посадки. Ну а потом разработали целую серию таких автоматических станций для доставки луноходов и сбора лунного грунта. «Луна-17» прилунилась в 1970 году. «Протон» вывел ее на орбиту, она совершила мягкую посадку, а на борту у нее был «Лунход-1», который своим ходом съехал по трапу.

Всего у нас, кстати, было сделано три лунохода. Два очень удачно отъездили и стоят на Луне до сих пор. Несколько лет назад их сфотографировали — все с ними в порядке. Третий луноход по-прежнему находится в НПО им. Лавочкина. Он был готов к полету, но запуск не состоялся — не нашлось для него ракеты-носителя.

ПРИБОРНАЯ ПАНЕЛЬ КОРАБЛЯ «ВОСТОК»

Имеется в виду пульт управления спускаемого аппарата, на котором космонавт возвращается на Землю. У Гагарина этот пульт, кстати, был заблокирован. Чтобы его разблокировать, надо ввести специальный код, который Гагарину выдали в конверте. Ведь никто не знал, сможет ли соображать человек, попавший в условия космоса. В случае если автоматика откажет, Гагарин должен был набрать этот код и взять управление на себя, сориентировать корабль, как его учили на земле. Там у него были, как видите, ручки управления, глобус, индикация всех сообщений о режиме систем — терморегулирования, давления в баках, наполнения баков… В итоге Гагарин к пульту не прикоснулся, все прошло нормально. Титов на «Востоке-2» тоже к пульту не прикасался. Он вообще не отвязывался от кресла целые сутки. А вот на «Востоке-3» и «Востоке-4» космонавты уже управляли сами — это делалось специально, чтобы отработать режим ручного управления в реальных условиях.

Всего у нас было шесть «Востоков», пульты управления там везде одинаковые. Вот на «Восходах» уже их переработали, потому что и космонавтов стало трое вместо одного, и они летали без скафандров. Там что-то вроде джойстиков, тоже ручки управления есть… А на «Союзах» космонавты вообще не дотягиваются до кнопок — у них такие специальные указки, которыми они тыкают в кнопки, там расстояние до пульта полметра. Они могут управлять аэродинамикой при посадке. Могут совершать определенные маневры, даже скорректировать место падения — ненамного, километров на 20, на 30. Но все равно это будет Казахстан. Мы просто вынуждены садиться в Казахстане, потому что в России нет таких пустынь. Есть либо сибирские леса, где космонавта не найдешь, либо предгорья, где скалистая местность и садиться очень опасно.