Интервью
Весной, после 30-летнего перерыва и длительной реконструкции, на ВДНХ начнет работу возрожденный павильон «Космос», в котором откроется центр «Космонавтика и авиация». К этому событию оказались причастны почти полторы тысячи человек, большая часть которых — плотники, монтажники, механики, электрики, сварщики и другие представители благородных рабочих профессий. Мы решили, что будет справедливо дать им слово — поговорить с ними о космосе в их работе и жизни.

Михаил Кирсанов
Главный инженер

Мои обязанности — координация всего строительства, решение всех текущих вопросов, которые тут возникали в великом множестве. Все-таки это уникальный объект, пространство нужно было не просто создать, а реконструировать. Сроки были сжатые, но мы справились, потому что на объекте работали почти полторы тысячи человек единовременно. Работали круглосуточно, посменно. Расчистили все исторические поверхности. Поменяли кровлю, поставили вторую нитку остекления, поставили серьезную систему вентиляции, в павильоне впервые с 1939 года стало тепло…

В целом я результатом доволен. Мне нравится на ВДНХ. Я родом из Владимирской области, но часто сюда приезжал — и сам, и с детьми. В хорошую погоду здесь было прекрасно гулять. Помню эти советские общепитовские точки с бумажными тарелочками плова…  

А в космос-то надо летать, обязательно. Куда иначе деваться? Вот сидело человечество в Европе, а потом поплыло в Америку. Человеку тесно в одном месте. Если не будем расширяться — друг друга перегрызем.

Александр Началов
Механик

Я по образованию ветеринарный врач, из Воронежа. Лошадей люблю. Но так вышло, что уже десять лет работаю в Москве строителем, механиком. Мне нравится работать с механизмами. Все эти подъемники, краны, компрессоры, которые тут, в павильоне, я обслуживаю.  А также поломойки, пылесосы, насосы… Хожу, слежу, чтобы все работало. Скажем, наши одинцовские насосы очень хорошо себя показали! И итальянские подъемники качественные. Мы ими все время пользуемся — вот когда стены красят или пылесосят что-нибудь на большой высоте. Надежные механизмы...

По-моему, хорошо получилось. Остеклили мы эллинг, полы заново сделали, прямо все преобразилось. Экспонаты эти я первый раз вижу — так необычно. Конечно, надо летать в космос. Американцы летают, и нам надо летать. Без космоса какая жизнь? Как бы мы по телефону беседовали, если бы космоса не было? И потом, все эти спутники нас охраняют, берегут. Правда? 

Дмитрий Буханцов
Стропальщик

Много у нас стропальщиков. Я и сам пять лет стропальщик. С кранами связан по жизни. Могу сказать, что на этом объекте работы, конечно, больше, чем в других местах. Один демонтаж чего стоит. Плиты, блоки, железобетонные конструкции — все это надо было таскать, привязывать. А сколько техники! Три башенных крана тут стояли. Потом автомобильные краны, «Ивановцы» 25-тонные… Но вообще вся работа делается руками, это факт.

Я сам из Саратова. На ВДНХ впервые приехал четыре года назад. С целью культурного развития. Запомнились тогда аттракционы. И еще музей какой-то исторический. Вообще тут много интересного, но нужно время, чтобы все осмотреть. «Космос», конечно, тоже производит впечатление. Массивностью, что ли, своей. Играет, одним словом. Ну и, конечно, затрагивается история — все-таки эти конструкции из прежних времен. Космические объекты интересные, но я их пока все не разглядел. Я, честно говоря, мало развит в плане космоса. Считаю, надо туда летать, познавать. Я думаю, наша Земля не бесконечна. Все кончается, правильно? Надо разыскивать другие планеты, чтобы внуки, правнуки могли туда переселиться. Если бы меня подготовили, я бы тоже разыскивать полетел.   

Михаил Панченко
Разнорабочий

Я родом из Ростовской области. Приехал после армии в Москву, стал заниматься строительством. Выучился на сварщика. Мне нравится что-нибудь поварить. Потом плотником работал. И стропальщиком был. Разные профессии освоил. Тут, в павильоне, все пригодилось: и плотником побывал, и сварщикам помогал. Разгрузишь, прицепишь, перенесешь… Особенно во время демонтажа много работы было. Вот тут раньше ларьки стояли, надо было их все разбирать, выносить, потом полы перекладывали.

Нормально здесь на ВДНХ, красиво. Можно прогуляться, есть на что посмотреть. И все эти ракеты, спутники. Я же вживую их ни разу не видел.

Конечно, надо изучать пространство, летать в космос. Смотреть оттуда на мир. Может, мы не одни в этом мире? Надеюсь, что не одни. Есть же всякие программы сейчас, они что-то находят, НЛО какие-то… Хотелось бы контакта. 

Правда, мне и на Земле хорошо. И в Ростовской области, и в Москве. Хотя в Москве, честно сказать, суета. Повсюду люди. И все почему-то спешат.  

Валерий Новгородцев
Инженер-реставратор

Я занимаюсь осветительными приборами — фонари, люстры… В «Космосе» мы делали звезду, которая под куполом висит. Звезда — это та же люстра, правильно? Когда-то там висела настоящая кремлевская звезда. Ее в 1937 году сняли с Троицкой башни и привезли на Выставку. Сперва она просто так стояла, люди на нее ходили смотреть. А в 1954 году повесили в павильоне «Машиностроение», который потом стал «Космос». Она там висела до середины 70-х, и потом ее вроде как на металлолом сдали. У нее каркас был стальной, 1 см толщиной, и она весила тонну с лишним. Целиком была сварена — все-таки героические тогда были люди. Как ее везли от Кремля до Выставки, интересно? Она же и под мостами не везде пройдет, четыре метра в ширину все-таки…

Ну вот, а мы сделали копию по проекционным чертежам, которые сохранились. По габаритам все один в один. Месяца четыре делали. Но у нас она, правда, не цельная, а разборная. Лучи отделяются от основания. Не для понтов, а для удобства — чтобы везти и монтировать можно было по-человечески. Стальной каркас потоньше, чем у прежней звезды, — 6 мм.  Накладки в виде колосьев из латуни. Все покрыто сусальным золотом. Привезли ее в разобранном виде, в ящиках. Отдельно пять лучей и еще пять коробок с разными деталями. Весит почти тонну, между прочим. Тоже нормально так.

Стекла на ней обычные, каленые, с покрытием. Рубиновые стекла для кремлевских звезд когда-то делали два завода: один на Донбассе, где сейчас боевые действия, а другой — в Вышнем Волочке, где сейчас жуткая разруха. А заказывать за границей нереально — это получатся не рубиновые стекла, а золотые. Зато внутри у нашей звезды лампы — по 150 ватт каждая. По люксам это немерено выходит! Мы, когда у себя на производстве ее включили, чуть не ослепли все. Выглядит солидно, светит ярко, висит крепко…

Отличный павильон. Все красиво-кучеряво. Я его весь излазил под потолком. Космическая тема мне близка — я ж родился в 1956 году, помню, как Гагарина запускали. Мы, детсадовцы, бежали по дорожке, тыкали в небо, кричали: «Вон он! Вон он летит!»

Конечно, надо в космос летать. Престиж страны поддерживать. Можно просто курить бамбук, но тогда ведь уважать никто не будет. А ракета в космосе — это и сила, и престиж, и все.