Интервью

На ВДНХ продолжается реставрация объектов культурного наследия. О том, как проходят работы по восстановлению павильона №1 «Центральный», павильона №5 «Физика» («Латвийская ССР»), строения №518 (ресторан «Астория»), в интервью рассказала почетный реставратор г. Москвы Лариса Валерьяновна Лазарева.

— Расскажите о том, как вы оказались на ВДНХ.

— Мне предложили быть научным руководителем по реставрации сразу на трех объектах: павильон №1, павильон №5 и строение №518. Я решила согласиться, в первую очередь из-за профессионального любопытства к незнакомому архитектурному стилю. До этого с советской архитектурой в своей работе я столкнулась лишь однажды, когда велись работы по реконструкции здания «Детского мира», и уже тогда меня заинтересовала архитектура той эпохи, ее конструктивные и изобразительные приемы.

— Какими вы видите павильоны, над которыми работаете?

— Если говорить о павильоне «Центральный», это самый важный, главный павильон всего ансамбля ВДНХ. Он стоит на главной композиционной оси. Вы идете через «пропилеи» к золотой победной звезде, к золотому шпилю, он задает нам направление — это и должны выражать главный павильон и его помпезные сверкающие фасады. В интерьерах: зал Победы, зал Конституции, зал МТС — все они демонстрируют победы народного хозяйства. Главная черта «Центрального» — он является символом величия страны. Все это талантливо увязано между собой в единый образ, в единой гармонии, используя классические приемы с утрированным масштабом преувеличения, и этим он меня заманил и покорил.

Павильон №5 «Латвийская ССР», как и свойственно прибалтийским странам, не слишком яркий и кричащий. По стилю он отвечает этой философии, и в художественных образах все снижено по отношению к помпезности, которую мы видим в «Центральном». Он более скромный, но таким и должен быть. Национальные приемы и черты, однако, выражены ярко: это решение высокохудожественных входных деревянных резных дверей со сверкающими каплями янтаря. Прекрасно стилизованный ордер в виде цветных керамических капителей и много чего другого.

Строение №518, где когда-то находилось кафе «Лето», о котором много писали, снимали в кино и очерковой документалистике, был сделан в очень легкой манере, как временный павильон. Проектировал его выпускник Московского архитектурного института Мариновский Л.И., применивший здесь на практике приемы всех архитектурных стилей, которые были ему известны и которыми он владел. Это я поняла, только когда дважды побывала на объекте. В общем, я по-новому полюбила ВДНХ. Получилось так, что это стало еще одной моей архитектурной любовью в самом конце творческого пути. И, познакомившись с павильонами, могу сказать совершенно уверенно: я счастлива, что ими занимаюсь.

— Какие работы уже завершены в этих павильонах?

— По каждому из этих павильонов были сделаны все виды проектных и реставрационных работ, а также работ по приспособлению строения с обязательным учетом сохранения предмета охраны. Это было основной нашей задачей и, может быть, непосредственно моей задачей как научного руководителя. В нашем деле очень трудно сохранить баланс между проектом реставрации и проектом приспособления павильона, которые часто даже по своей логике неизбежно должны противоречить друг другу. Но нам было важно использовать объект культурного наследия так, чтобы не затронуть элементы, составляющие предметно-охранную часть памятника. То есть «Не навредить» — это наш основной девиз.

— Было ли во время работ над павильонами что-то, с чем столкнулись впервые именно на ВДНХ?

— Как я уже говорила, советской архитектурой я занималась лишь раз: когда работала над реконструкцией «Детского мира». В павильоне №1 я была очень удивлена конструкции капитальных внутренних стен. Когда начали оббивать штукатурку, чтобы уточнить конструкцию стены, выяснилось, что они представляют собой облегченную конструкцию, металлический каркас, крепкий, очень надежный, идущий от фундамента до крыши. Между каркасом заполнение кирпичной кладкой с пустотелой нишей в центре для облегчения массы стены. Я связывалась со специалистами (например, Еленой Ильиничной Николаевой, которая занималась парком Горького), и оказалось, что это апробированный прием в строительстве того времени. Он позволяет добиться экономии материалов и хороших конструктивных показателей. Это было для меня настоящее удивление.

А говоря о подарках истории, то тут есть очень интересные находки. Когда мы стали исследовать штукатурку одной из стен в зале МТС павильона №1, куда должны были впоследствии повесить полотно Герасимова, мы обнаружили фрагменты росписи. Сначала открылся кусочек изображения фары трактора, потом открылась, как мы назвали поначалу, «дама с собачкой». На самом деле это отдельные расписные сюжеты вокруг карты СССР, отображающей достижения народного хозяйства каждой республики. Так, «дама с собачкой» — это часть изображения группы геодезистов, делающих съемку на поле. Когда мы показали раскрывшиеся фрагменты специалистам и экспертам в области живописи и фресок, все они в один голос сказали: «Да-да, надо раскрывать дальше». После раскрытий росписей Еленой Владимировной Кузнецовой обнаружились уникальные и, возможно, единственные по технике исполнения расписные сюжеты: геодезисты на поле, первый ледокол «Ленин», покоряющий льды, очаровательные хлопковые коробочки на полях Средней Азии с комбайнерами. Отображены все труженики процветающей страны. Мини-сюжеты, располагающиеся вокруг огромной карты СССР, напоминают жития святых на иконах XVII века.

— Расскажите об эмоциях от объектов на ВДНХ.

— Мне настолько интересно здесь работать, что я очень сожалею, что мне не 20 лет, иначе я бы, наверное, работала здесь даже во внеурочное время. Вот даже сейчас мне не хочется отсюда уходить. Столько я вижу для себя интересного. Поэтому я благодарна судьбе и тем, кто рекомендовал меня на эту работу. Я считаю, что она в профессиональном плане держит меня на хорошем уровне.