Осенью 2018 года на ВДНХ откроется обновленный кинотеатр «Круговая панорама» — памятник новаторам советского кинопроизводства и одно из культовых мест Выставки. Сейчас здание, в котором ни разу за 59 лет не проводился капитальный ремонт, находится на реконструкции: инженерные системы не отвечают современным требованиям, историческое оборудование нуждается в реставрации. После реконструкции «Панорама», сохранив свой архитектурный облик и функции, превратится в полнокупольный кинотеатр со сплошным 360-градусным экраном и подвижной платформой, стоя на которой посетители смогут наслаждаться фильмами в формате 4D. Старое оборудование не просто станет частью экспозиции — в «Панораме» будут устраивать «исторические сеансы», для чего напечатают новые копии советских круговых фильмов. О прошлом, настоящем и будущем «Круговой панорамы» рассказывает консультант ВДНХ по кинотехнике, инженер и руководитель Музея кинотехники Александр Зенин.

- Как вообще началось ваше сотрудничество с «Круговой панорамой»?

- В 2008 году мы там вместе с коллегами-инженерами пытались устроить «субботник». Смысл был в том, чтобы заново напечатать копию одного из круговых фильмов и показать его людям во всей красе, в приличном качестве. В итоге, это удалось сделать только в 2014 году. Считайте, это был первый раз за долгие годы, когда зрители увидели на экранах все, что нужно. Красногорский архив кинофотодокументов помог нам напечатать новую копию фильма с единственного негатива 1966 года, печать производилась  на студии ГорькогоТам нам сказали — сказал человек, который когда-то работал на ЦСДФ, где снимались все советские круговые фильмы и он был механиком по этим самым круговым камерам: «Я эту работу беру на себя, вы только купите пленку». И мы, скинувшись, купили эту пленку — она обошлась в 34 000 рублей, по-моему. И нам напечатали новую копию фильма. Напечатали на лавсане — это такой износостойкий материал…

- Один фильм — это 11 кусков пленки?

- Да, 11 пленок, каждая пленка — свой ракурс. Каждая пленка нумеруется и заряжается в свой проектор. В общем, все работало, а потом в 2016 году все в один день перестало работать. Причем символично: у нас как раз тогда шла выставка в 15-м павильоне «Вам и не снилось», посвященная кинематографу. Она состояла из 11 залов, там был показан весь кинопроцесс, я выставлял из своего музея киноаппаратуру, водил экскурсии, рассказывал про все это. В том числе я показывал круговую кинокамеру — ту самую, на которую снимались эти фильмы. Она одна сохранилась, хоть и не целиком. Так вот, я ее показывал и сразу отправлял людей в «Панораму». Короче говоря, 25 августа — День российского кино, и в «Панораме» случается маленький пожар. Там сгорает трансформатор, который понижает с 380 на 220.

- Старый трансформатор?

- Ну да. Была версия, что это кто-то из уволенных сотрудников сделал, потому что на трансформаторе нашли свежие следы от удара — вроде как ударили острием молотка, ну и обмотки загорелись. С того момента «Панорама» перестала работать.

- То есть с 25 августа 2016 года она не работает?

- Да.

- А поменять трансформатор было невозможно?

- Да можно, конечно, его было перемотать, это около 60 000 рублей, но там уже была другая история: «Панорама» в тот момент передавалась от ГБУК «Московское кино» непосредственно АО «ВДНХ». И уже шла речь не только о трансформаторах, а вообще о реконструкции всего кинотеатра. К тому моменту зал выглядел совсем убого. Экраны грязные. Они же там висят с момента, как панораму открыли после модернизации, — с 1966 года.

- Их не протирают?

- Ну, это пластикат старый: его чуть тронешь — трещины пойдут. Я помню, что мы один экран зашивали, потому что неаккуратно залезли динамик поменять. Динамики тоже все древние, все попередохли, мы туда сами привезли много разных динамиков и меняли. И вот, собственно, из-за того что места очень немного, задели этот экран случайно — и он лопнул прямо посередине, пришлось сшивать. Конечно, эти экраны уже не годятся для показа. Мы же вот ту копию в 2014 году напечатали со свежими красками, новую. Как будто его только сейчас сняли. Особенно зима — там лыжники в цветастых костюмах, камера едет по лыжне, красота… И как раз когда этот ослепительный снег — все пятна и всю черноту на экранах становится видно. А еще позади экранов висела в таких льняных мешках звукоизоляция: там же кирпичная кольцевая стена, ее нужно изолировать. И эти мешки просто стали валиться вниз, падали во время сеансов...

- Это, что ли, акустическая вата?

- Там даже не вата, а трава, реально! Когда эти мешки падали и рассыпались, оттуда вываливалась какая-то черная… то ли полынь, то ли сеном их набивали… «Панораму» же быстро очень строили. И вот падает такой мешок, а от него вся пыль садится на экраны. В общем, вся изоляция отвалилась, и из-за этого в зале появилось такое «туалетное» эхо, чего не должно быть. После реконструкции все это, конечно, будет исправлено.

- Как вообще будет устроена «Панорама» после реконструкции?

- Ну, например, экран будет закреплен на специальной раме и станет полностью круговым — без вертикальных перемычек, которые делят его сейчас на 11 частей. Но во время «исторических сеансов» в новом экране будут открываться вертикальные окошки, то есть его можно будет разделить при необходимости.

- А без этих перемычек нельзя старые фильмы показывать?

- Там очень некрасивый шов будет. Откуда вообще эти полоски взялись? В первой системе панорамного кино, которая у нас была разработана, а потом в Америке восстановлена, а у нас, наоборот, утрачена, был обзор 146 градусов. Был кинотеатр «Мир», где стояли три проектора, и они наперекрест светили на большой экран. Там была очень хитрая система, которая давала целостное изображение безо всякого шва. В «Круговой панораме» этого не применили по одной причине — не продумали, как в этой 11-объективной камере совместить в одну точку все оптические оси. Американцы до этого додумались, а наши нет. Наши взяли и поставили 11 кинокамер по кругу, соответственно точка схода находится посередине, соответственно между камерами есть мертвая зона, они как бы друг друга «перекрещивают». И если человек идет по кругу (а в этих фильмах много таких сюжетов, где люди ходят «через экраны»), получается, что он на этом «перекрестке» пропадает. И если делать полную сшивку всех 11 ракурсов, получится, что люди, доходя до этих швов, вдруг исчезают. А потом снова появляются. Потому и сделали эти черные полоски-перемычки. Совсем не потому, что между ними проекторы стоят.

- Кстати, в каком там состоянии проекторы? Они работают?

- Проекторы в полном порядке. Надо только заменить в них старые, взрывоопасные ксеноновые лампы. Про это, кстати, обычно не пишут, это момент сугубо технический, но вы можете себе представить — ксеноновые лампы в 1959 году?! Это была просто прорывная технология на тот момент, ведь  все еще пользовались дуговыми осветителями – показывали, что называется, на «киноуглях».

- Давайте еще поговорим про старые фильмы. Вы их будете оцифровывать?

- Конечно. Оцифруем, а потом снова напечатаем.

- А нельзя их и показывать в «цифре»? Зачем опять печатать на пленке?

- Можно, но тогда не будет аттракциона. Ценность ведь не столько в самих фильмах, сколько в том, чтобы показывать именно через эти проекторы.

- Тогда зачем их вообще цифровать, а не сделать просто копии с негатива?

- Благодаря новой печати мы устраним еще и многие технические проблемы, связанные с демонстрацией фильмов. Там, например, в зале, есть пульт. Он был нужен, чтобы в ручном режиме исправлять огрехи печати. Если во время съемок одна из 11 камер оказалась опущена чуть ниже, чем остальные, значит, весь этот ракурс будет ниже. А оптического выравнивания раньше не было, фильм печатали, как есть. И вот оператор кинопанорамы во время показов сидел за этим пультом и делал ручное выравнивание: если он видит, что план поехал где-то, он сразу его раз — и выровнял. Если сейчас оцифровать фильмы и снова напечатать их на пленке, эта проблема просто уйдет, все будет выровнено. Раньше из-за этих нестыковок, кстати, бывали проблемы, особенно если киномеханик попадется не очень хороший.

Цифровать надо еще вот почему. Никто не даст вам напечатать с негатива сразу несколько копий на будущее, потому что негатив от этого портится. И потом, со всех этих негативов ушел цвет — мы, когда печатали копию, делали цветокоррекцию, возвращали эти краски все. И делали-то на глаз, потому что цветовые паспорта не сохранились.

- Сколько было снято панорамных фильмов?

- По разным данным, их было 17. В Красногорском архиве сохранились 11 негативов, которые можно легко восстановить: оцифровать и напечатать заново. К трем из них не сохранились звуковые фонограммы, но это не проблема, потому что к ним есть монтажные листы.

Где остальные шесть фильмов — неизвестно.

- То есть то, что сейчас лежит в шкафах «Кинопанорамы», это не оригиналы, а остатки старых копий?

- Конечно, это фактически мусор. Там остались пленки, которые можно использовать разве что при восстановлении негативов — если вдруг где-то что-то окажется утрачено. Самостоятельной ценности они не представляют. После реставрации их можно будет уничтожить.

- А звук к фильмам хранится отдельно?

- Да, звук отдельно, и к восьми фильмам он уже полностью оцифрован. Но не знаю, есть ли смысл его воспроизводить с магнитной ленты во время «исторических сеансов». Разве что для того, чтобы показывать людям, как все крутится и фонографы работают?

- Значит, фонографы работают, проекторы работают. А что не работает?

- Плохо работает блок синхронизации проекторов. Но мы еще давно хотели поставить туда обычный современный частотный преобразователь. Он плавно разгоняет мотор до нужной частоты, и все проекторы синхронизируются и идут кадр в кадр. Сейчас там стоит старый роторный синхронизатор «ротосин» — из-за него разгон неплавный, и поэтому пленки часто рвались. Я бы предложил его оставить как часть музейной экспозиции, чтобы его можно было подключить в рамках какой-нибудь спецэкскурсии. И пульт тоже оставить как музейный экспонат.

- А в каком качестве вы будете цифровать старые фильмы?

- В 6К нет смысла, потому что это старая пленка. А вот в 4К есть смысл, потому что за счет разрешения можно здорово поднять цвет. Там синий цвет в основном уходит. Ну а дальше они выравниваются, и все. Есть идея для начала оцифровать три фильма.

- Какие именно?

- Ну, лично я бы выбрал самые динамичные. «Возьмите нас с тобой, туристы!» очень динамичный, там про «совок» в общем нет ничего, и не рассказывается, как и что бороздят космические корабли. «В дорогу, в дорогу» тоже красивый, видовой фильм.

- «Дум высокое стремленье»?

- Ужасный фильм! Просто отвратительный! Но самый поганый фильм — это «Родники», где камеру поставили на качели. Тебя реально укачивает. Причем долго, минуты три все раскачивается, и монотонный голос что-то втирает. Народ просто закрывал глаза, кричал — что за гадость, вырежьте эту сцену!.. Есть «Волга — русская река» — тоже хороший видовой фильм, можно его. Еще, кстати, есть негатив фильма «Лето в Чехословакии» — он очень классный. Но позитива от него не осталось, только какие-то куски. Я его с детства помню. Еще отличный был фильм «На земле, в воздухе, под водой»! Вот там кругорамные подводные съемки. Он тоже впечатляющий, но в не очень хорошем состоянии. Там негатив надо реставрировать. Это возможно.

- Вы кого-нибудь знаете из прежних сотрудников «Панорамы»? Они принимают участие в нынешней работе?

- Есть инженер, который долго там работал, работал до последнего дня, он готов принять участие в монтаже и переоборудовании. Есть еще пара знакомых инженеров, которые отлично знают эту историю. Мы с ними собрали для «Панорамы» огромную коллекцию запчастей.

- Где же вы их нашли, интересно?

Ну, вот, например, когда из кинотеатров уходила пленка, сеть «КАРО» любезно предоставила нам возможность «разбомбить» их аппаратуру. Много чего мы унесли, в частности набрали 75-х объективов, которые можно будет после реконструкции поставить на проекторы вместо старых. А еще у меня есть полное техническое описание «Круговой панорамы». Это случайно вышло — в какой-то момент, когда я еще формировал свой музей, я плотно общался с Научно-исследовательским кинофотоинститутом (НИКФИ). И по счастливой случайности на свалке НИКФИ я нашел несколько портфелей с документацией по «Панораме». Там чертежи, разработки, труды НИКФИ по проектированию…

- Прямо на свалке?!

- Прямо на помойке, да. Я тогда коллекционировал техническую документацию. И мне старожилы сказали, мол, из библиотеки НИКФИ сейчас вынесли очень много всякой техдокументации. И первое, что мне попало в руки на помойке, — «Круговая панорама»! А когда ЦСДФ ликвидировали, я там нашел стеклонегативы с первых кругорамных съемок. То есть как выглядели первые камеры, их чертежи... Там есть очень красивые чертежи, которые со стеклонегативов можно получить бешеного качества. Потому что эти негативы формата 9 на 13. У меня все это лежит. Их можно оцифровать и использовать перед сеансами, а можно просто напечатать и развесить — короче говоря, уникальная вещь.

- Вы считаете, что в ходе реконструкции реально объединить старое и новое оборудование?

- Конечно. Пускай австрийские инженеры, которые устанавливают платформу, обеспечат нам «черные полоски», которые будут делить новый экран на 11 частей, больше ничего не понадобится. С них — только полоски. Все остальное будет работать — сто процентов.